Я еще многое могу…

 

«Я себя совсем не жалел» с этих слов началась моя история знакомства с семьей Лазаревых, а вернее с этих слов начал свой неторопливый рассказ о жизни Александр Григорьевич – глава семьи. Он работает, воспитывает внучку, заботится о жене, словом, выполняет все обычные мужские дела в семье. Вот только хромота при движении, ставшая заметной, когда хозяин встал из-за накрытого стола, выдает проблему с ногами…

 

Конечно, близкие друзья знают, что у Александра Григорьевича нет обеих ног, но тоже забывают об этом, когда заходят к ним летом в огород, чтобы посмотреть на диковинный для многих урожай – почти килограммовые помидоры, огромные фиолетовые баклажаны, упругие перцы или, к примеру, арбузы.

 

- Это ведь хорошо, что люди не видят моей особенности (Александр Григорьевич хитро улыбается в усы), вот недавно сосед заходил, спрашивал, как лучше парник поставить. Я пока не сломался, и дом новый почти построил для своей Татьяны, для детей, 100 квадратов первый этаж, сваи вбивал на одной ноге, 17 штук под дом вбил. А, когда вторую ногу потерял, понял, что один дом не подниму, вот и пришлось продавать и участок, и дом недостроенный, перебираться в родительский, который тогда уже для нормального жилья не годился. Вот отремонтировал и крышу, и печь, и стены, переехали и живем, слава Богу, уже седьмой год.

 

Возможно, кто-то, прочитав эти строки, подумает, ну и что, сколько мужиков строят дома, воспитывают детей, даже будучи инвалидами, но, к сожалению, в моей журналисткой жизни встреч таких было немного. Люди, сломленные судьбой, отчаявшиеся, одинокие встречались намного чаще, и сразу хотелось сделать что-нибудь такое, что коренным образом изменит их жизнь. Собственно, и рассказываю я эту простую историю жизни с той же целью…

 

Если бы знал прапорщик Лазарев, какой бедой обернется тот перелет из теплой Эстонии в Монголию, где уже стояли морозы под 40 градусов! Легкие ботиночки, конечно, не спасли, ноги были отморожены уже тогда, когда АН -12 приземлился в Забайкалье… Тогда удалось обойтись без ампутации, но через несколько лет начались проблемы с сосудами, большой палец на одной ноге потерял чувствительность, почернел, а врач в районной поликлинике сказал тогда еще молодому (всего35 лет!) мужчине, что надо работать, а не придумывать себе болезни, которые в данном случае, наверняка, пройдут сами по себе.

 

К сожалению, болезнь не проходит просто так, и слова, а вернее бездействие молодого «специалиста» так и останутся еще одной врачебной ошибкой, за которую, к сожалению, никто не несет ответственности. А ногу Александру Григорьевичу уже скоро пришлось ампутировать, сначала по голень, а потом и по бедро…

 

- Нет, в тот момент, конечно, было тяжело, но работа лечит, прежде всего, от мыслей нехороших … Вот и я работал сапожником, дом строил, Татьяна Ивановна моя меня поддерживала…

 

Татьяна Ивановна в этот момент как раз засуетилась: поставила чайник, достала сласти к чаю, а, между делом, внесла некоторые изменения в рассказ мужа.

 

- Это у него на словах так легко выходит, а в жизни по-всякому было. Бывало, бежишь к нему в больницу, в сумке вкусности всякие, чтобы хоть немного порадовать, а себе за весь день только одну вареную картошину позволить можешь. Нам ведь трудно приходилось, когда Саша из армии уволился, переехали сюда к родителям, а у них дом маленький, жить негде. Муж в тот год успел поставить до холодов только времянку, я готовила на костре, как в войну. Постепенно времянка стала вполне приличным домом, но задумал мой Александр Григорьевич строительство коттеджа, и построил бы, если не беда. Пока на одной ноге был, все равно и колотил, и пилил, и землю таскал, а как вторую обрезали, так и сломался человек. Боялась я за него очень. Из-за меньших напастей погибают люди, сердцем ожесточаются, весь мир ненавидеть начинают. Нам тогда повезло, что внучка родилась, Дашенька. Вот он с ней целыми днями возился, сказки рассказывал, игры всякие придумывал. Так и выкарабкались.

 

- А еще передайте искреннее спасибо тем людям, которые в Фонде социального страхования работают - в разговор снова вступает Александр Григорьевич. Как бы выживали инвалиды сегодня без вашей помощи? Я у вас и коляску получил, и трости, и протезы вот новые. Перед вашим приездом только протезироваться закончил. Новые протезы теперь у меня, немецкие, многофункциональные, компании "ОТТО БОКК". В старых протезах я мог только по комнате ходить – тяжелые и неудобные. Посмотрите, какие теперь у меня «ноги», вот нажимаешь на пятку – и все, стоишь. Теперь на улицу выходить не страшно одному, только сам в магазин ходить начну, у меня жена маленькая, ей уже тяжести не под силу таскать. У меня руки тренированные, каждый день зимой с гантелей начинаю, а летом в огороде. Как? А прицеплю корыто к коляске и между грядок на нем езжу–поливаю, картошку окучиваю, за овощами смотрю, они у меня по новой технологии с использованием биогумуса знаете, какой урожай дают!  

 

Кажется, что и Татьяна Ивановна совсем не замечает, что у ее Саши нет ног, для нее он по-прежнему опора, главный человек в семье, даже глаза во время нашего разговора все время были обращены к мужу: а так ли это, а помнишь, а что дальше…

 

А дальше Александр Григорьевич мечтает найти работу на дому, ведь ремонтировать обувь ему уже тяжело, начались проблемы со зрением, мужчина ослеп на один глаз. Но сидеть целый день без дела он не привык, иногда по всему дому слышен шум работы циркулярного станка, переделанного собственноручно «для себя». Однако, по словам Александра Григорьевича, это скорее потребность души, чем дело. И тихонько добавляет:

 

- Я ведь еще многое могу, у меня - семья.

Адрес:
614010, г. Пермь,
ул. Клары Цеткин, 10а
Схема проезда

Яндекс.Метрика

Мы ВКонтакте

Телефоны Режим работы

(342)  249-20-02

(342)  249-20-13 (факс)

E-mail: info@ro59.fss.ru

понедельник — четверг: 09.00 - 18.00 (обед 12.30 - 13.18)

пятница: 09.00 - 17.00 (обед 12.30 - 13.18)

суббота-воскресенье: выходной

Создание сайта
ADT Web Solutions
© 2001-2018 Государственное Учреждение Пермское региональное отделение Фонда Социального страхования Российской Федерации